Метро как бомбоубежище

Как выжить при ядерном взрыве

метро как бомбоубежище

Гуманность, демократия и разоружение — всё прекрасно, но ядерное оружие никто не отменял, так что у каждого есть шанс увидеть на своём веку потрясающе яркий гриб. Правда, в большинстве случаев это будет последним зрелищным моментом в вашей жизни.

Любовь к жизни в любом случае заставит вас бороться до последнего, и лучше заранее знать, как это делать. Так, на всякий случай, чтобы ядерный взрыв не застал вас врасплох.

Слушайте!

Несмотря на то, что в нашей стране все время говорят о развале армии и всего-всего-всего, системы раннего обнаружения и ГО все еще работают. Вы не умрёте в неведении, конечно, если услышите. Когда возникнет реальная угроза, рупоры, висящие на перекрестках и домах, оживут, доказывая, что они — не бессмысленная декорация, а работающие устройства. После чего через них скажут ВНИМАНИЕ ВСЕМ, и дальше про угрозу, например, про ракетно-ядерное нападение.

Так что, если вы слышите странные звуки, призывающие к вниманию, или старайтесь понять, что передают через рупоры или включайте радио и телевизор. По всем каналом гарантировано будет то же самое.
Голос из рупора заодно скажет, куда бежать и что делать, чтобы выжить. Услышите, сколько успеете.

Всем под землю

После того, как через рупоры начали передавать увлекательную лекцию, у вас, при самом плохом раскладе, остается минут десять. Можете успеть помолиться, мысленно всех простить или добежать до метро. Бежать придется быстро — через пять минут после сигнала метро закроется.

Работающие бомбоубежища, оставшиеся с советского времени — это роскошь, которую вы обязательно оцените, если повезет оказаться рядом с ним в такой знаменательный момент. Если рядом бомбоубежище — не бегите в метро.

Во всех остальных случаях подойдут подвалы, например, подвал вашего дома или тот, в который вас пустят. Главное — не смотрите на гриб. Без сомнения, просто невероятное зрелище и достойное воспоминание на все оставшиеся дни или день, но глаза от него слепнут. Так что прячьтесь в тень во время взрыва и по крайней мере две недели вы еще поживете. Не переживайте — острых впечатлений вам хватит и так.

Какие у нас убежища?

С конца семидесятых годов XX века и до настоящего времени для простых граждан строились убежища, которые выдерживают давление ударной волны 0,1 МПа —тип А-IV. Сейчас такие строятся не только для простых людей, а вообще для всех.

Самые прочные и безопасные убежища рассчитаны на 0,5 МПа — это тип А-I. Чуть послабее варианты A-II и A-III на 0,3 и 0,2 МПа соответственно. Но не стоит довольно потирать руки, если через дорогу от вашего дома убежище A-I. Просто так его бы не построили, скорее всего, неподалеку есть стратегический объект, а это не есть гуд — его постараются уничтожить в первую очередь.

Начиная с конца пятидесятых годов строили убежища только на 0,15 МПа и 0,3 МПа, а вот довоенные постройки вообще не рассчитаны на ядерный взрыв. Но все равно лучше встречать взрыв так, чем в поле, и если убежище не сгнило от старости, волну в 0,1-0,2 МПа оно, может быть, и выдержит.

Где безопаснее, когда нигде не безопасно?

В шестидесятые годы у нас строили убежища пятого класса — на 0,05 МПа, четвертого — на 0,1 МПа и третьего — на 0,4-0,5 МПа. Еще строили убежища второго и первого классов в метро и особых бункерах. Станции метро на глубине около 20 метров — это второй класс, и они выдерживают не только воздушны взрыв, но и наземный до 10-15 килотонн, даже если он рядом. Станции и туннели на глубине до 30 метров — самый первый класс, который выдерживает взрывы мощностью до 100 килотонн.

Взрываться должно не прямо над убежищем, а где-то в сотне метров от него на поверхности земли.
И еще — даже если вы спрятались в первоклассное убежище на самой глубокой станции метро, не факт, что всё у вас будет хорошо. От взрыва по земле расходятся сейсмические волны и все подземные строения основательно встряхивает. Так что люди в подземке могут больно удариться об стены, оборудование и прочие твердые поверхности.

До того, как бежать

В первые сутки после взрыва больше всего повезет стройным и спортивным — им будет легче удирать подальше от эпицентра. Помните: от вашей скорости зависит остаток вашей жизни, его количество и качество.

Но если уж вам посчастливилось пережить сам взрыв, не стоит удирать без оглядки, в домашних тапочках и с кошкой в руках. Обязательно возьмите с собой все важные документы, будет что показать милиции, военным, чиновникам и всем, кто еще выжил в вашем городе или приехал из другого.

Лица без документов начнут свою жизнь беженца с фильтрационного лагеря, и если вас не привлекает эта перспектива, не забудьте в панике захватить паспорт. Деньги, кстати, тоже лишними не будут, доставайте последние заначки, вряд ли вы скоро вернетесь домой.

Когда вылазить из-под земли?

Когда взрывов больше не слышно, земля не трясется и ничего не падает, встает выбор — вылазить или еще посидеть. Если вы в бомбоубежище, не разрушенном и не разграбленном, у вас есть еда и воздух, можете сидеть, пока все это не закончится. В первые сутки после ядерного взрыва на поверхности уровень радиации такой, что белковые тела в нем не живут.

Полураспад — не шутка, он работает, и работает на вас. Чем дольше посидите в подвале, тем безопаснее будет вылезать. Так что если перед взрывом или сразу после него у вас нет машины или хотя бы велосипеда, но есть бункер с едой, выбирайте последнее.

Беги, Форест, беги

Если у вас не получается отсидеться в подвале — никакой еды нет и воздух кончается, придется быстро бегать, пока вы еще можете это делать. Если в доме есть газ, придется выбираться еще быстрее, чтобы не поджариться. Впрочем, газ тут не решающий фактор — город в огне, а смерть от него значительно быстрее, чем от радиации. Если подвал совсем завален, скоро станет трудно дышать, если наоборот — развален, он не спасет от радиации.

Самые ужасные дозы радиации рядом с эпицентром, а если вы еще живы, значит, вы достаточно далеко от него. Первое время радиация будет болтаться высоко в атмосфере, так что у вас есть все шансы оперативно среагировать и убраться из опасной зоны как можно дальше.

Вылезли, и что дальше?

Первое, что надо сделать — определить по расположению завалов, откуда шла взрывная волна. После этого со всей возможной скоростью удаляйтесь в другую сторону.

 Не идите по ветру — в первые несколько суток после взрыва особую угрозу будет представлять пыль, распространяемая ветром.

В это время в ней содержатся первичные продукты распада и вторичные источники, так что если она попадет в дыхательные или пищеварительные органы, это будет иметь фатальные последствия — радиация проникнет в жизненно важные органы.

Сразу подумайте о защите для органов дыхания, если нет респиратора, закройте рот и нос тряпкой, и ни в коем случае не дышите ртом. Ничего не ешьте. Нельзя есть продукты питания, воду можно пить только водопроводную, в крайнем случае — проточную, но только если она не течет со стороны взрыва.

Вообще, чем быстрее пойдете, тем больше шансов выжить, так что лучше вообще не отдыхать. Но если силы кончились по крайней мере нельзя садиться и ложиться на землю, и желательно избегать низменностей.
И последнее — если пойдет дождь, прячьтесь куда угодно, только бы он на вас не попал.

И снова слушайте

Когда (если) вы выбрались из города так, что он скрылся из виду, включайте радио и слушайте, что хорошего скажут. Как только скажут о пунктах обслуживания населения, отправляйтесь туда. Когда (если) вы добредете до места, пройдете контроль и покажете свои предусмотрительно захваченные документы, можете поздравить себя — вы выжили. Вы съедите все выданные препараты, выбросите верхнюю одежду, и будете надеяться на лучшее.

Источник: https://Lifehacker.ru/kak-vyzhit-pri-yadernom-vzryve/

Метро в годы войны: бомбоубежище, концертный зал и библиотека

метро как бомбоубежище

Метрополитен неразрывно связан с новейшей историей Москвы — и как важнейший вид транспорта, и как памятник архитектуры. А в период Великой Отечественной войны метро стало настоящим подземным городом, который укрывал москвичей от воздушных налётов, служил местом партийных собраний, концертным залом, библиотекой и иногда даже больницей. Какие ещё задачи выполняло метро в военное время?

Война и новые станции

В июне 1941 года Московский метрополитен представлял собой систему из 21 станции на трёх линиях:

— 10 станций на отрезке «Сокольники» — «Парк культуры» (Кировский радиус, сейчас — Сокольническая линия);

— шесть станций на отрезке «Киевская» — «Курская» (Покровский радиус, сейчас — Арбатско-Покровская линия);

— пять станций на отрезке «Сокол» — «Площадь Свердлова» (Горьковский радиус, сейчас — Замоскворецкая линия).

Городу требовалась более совершенная система подземного транспорта, и строительство возобновилось по ранее намеченному плану, как только немецкие войска отошли от Москвы, а бомбёжки стали реже.

1 января 1943 года открылись три новых станции Горьковского радиуса — «Новокузнецкая», «Павелецкая» и «Завод имени Сталина» («ЗИС», сейчас — «Автозаводская»).

Через год в эксплуатацию ввели ещё четыре станции Покровского радиуса — «Бауманскую», «Электрозаводскую», «Сталинскую» (сейчас — «Семёновская») и «Парк культуры имени Сталина» (сейчас — «Измайловский парк»). На этих станциях — так называемой третьей очереди — установлены памятные таблички.

К четвёртой очереди относилась Кольцевая линия, которая должна была облегчить работу наземного транспорта Садового кольца. Её строительство тоже началось во время Великой Отечественной войны.

Трагический выходной московского метро

Один из самых драматичных эпизодов обороны Москвы — события 15–17 октября 1941 года после принятия постановления «Об эвакуации столицы СССР». Некоторые историки называют их московской паникой.

Экстренная эвакуация Правительства, промышленных предприятий и некоторых учебных заведений в глубокий тыл породила слухи о скорой сдаче Москвы фашистам — многих пугал исторический прецедент 1812 года. Люди на машинах, поездах и пешком, с вещами и налегке устремились на восток, в Москве воцарился хаос.

События тех дней нашли отражение в романе «Живые и мёртвые» Константина Симонова и в стихотворении «16 октября» Наума Коржавина.

Этой так называемой московской панике на один день, если можно так выразиться, поддался и метрополитен. Вывозить вагоны и оборудование планировали ещё с начала войны, но 15 октября глава Наркомата путей сообщения Лазарь Каганович распорядился принять меры по уничтожению метро. Станции и тоннели обесточили и заминировали или подготовили к затоплению, и утром 16 октября метро оказалось в первый — и единственный — раз за всю его историю закрыто для пассажиров.

Но, оценив разрушительные последствия такого решения, Правительство быстро его отменило. Уже вечером возобновилось движение по Кировскому радиусу, ещё через день — по Горьковскому. Сотрудники метро продемонстрировали свой профессионализм, сумев всего за сутки заново запустить составы и эскалаторы. Больше московская подземка не закрывалась.

Партфуршет на «Маяковской»

Метро в годы войны стало местом проведения праздников, которые, вероятно, были москвичам даже нужнее, чем в мирное время. На станциях проходили киносеансы и концерты, агитационные собрания и партийные собрания. Об одном из них, посвящённом годовщине Октябрьской революции, ходят легенды.

6 ноября 1941 года на «Маяковской», самой глубокой на тот момент станции метро, состоялось заседание Московского городского совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями столицы. С докладами выступали важные деятели партии, в том числе сам Иосиф Сталин.

Хотя пускали на предпраздничное заседание по пригласительным билетам, место проведения в них указано не было — его сообщали устно. После официальной части, гласит легенда, был организован фуршет: в стоявших на станции вагонах гостям наливали пиво, на закуску были баранки и бутерброды.

Последние, правда, многие гости стеснялись брать.

Установить, что из деталей факт, а что вымысел, сейчас вряд ли возможно. Но заседание и прошедший на следующий день на Красной площади военный парад подняли моральный дух горожан, укрепили веру в величие и силу страны и помогли дать отпор врагу.

Бомбоубежище, магазин и библиотека

Что касается функции Московского метрополитена как бомбоубежища, то исследователи расходятся во мнениях: одни считают, что она была заложена в его проект изначально, другие утверждают, что метро сыграло эту роль вынужденно. Впрочем, даже если верна вторая версия, это не отменяет глубины и надёжности сооружений столичной подземки, достаточных для защиты людей от авиаударов.

Вопросом приспособления метрополитена под газоубежище Правительство занималось до начала войны: «Постановлениями Совета народных комиссаров Союза ССР от 21 апреля и 6 июня 1941 года Метрострою было предложено в 1941 году капитально приспособить все три очереди метрополитена под газоубежище для населения города Москвы»[1]. В августе эти работы были прекращены, в том числе из-за нехватки необходимых материалов, но в марте 1942 года, «ввиду опасности применения фашистскими захватчиками химических средств нападения»[2], к вопросу вернулись. После намеченного на август окончания работ метрополитен смог бы принять 625 тысяч человек.

Применения химического оружия, к счастью, не было, а вот ночные бомбардировки на долгое время стали обыденностью. Учебные тревоги начались в Москве сразу после объявления войны.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Сотовая связь в метро

Уже 22 июля 1941 года — во время первого налёта — сотрудники метро смогли быстро принять и разместить более 500 тысяч горожан.

Атака задела слабые места подземки: например, был разрушен тоннель на перегоне между «Смоленской» и «Арбатской», а на станцию «Белорусская» хлынула вода из взорванного водопровода на привокзальной площади. В первом происшествии погибли 14 человек, во втором жертв удалось избежать.

В течение трёх месяцев Наркомат путей сообщения, руководивший метрополитеном, не имел строгого регламента относительно использования метро как бомбоубежища. 21 сентября 1941 года Исполком Моссовета выпустил соответствующее постановление (№ 36/18 «О правилах использования Московского метрополитена как бомбоубежища»). Впрочем, оно носило довольно общий характер, а многие детали (например, когда начинать пускать в убежище детей и женщин) оставляло на усмотрение администрации метро.

Но организационные вопросы решались вполне успешно. Людей размещали на платформах и в тоннелях — как запущенных в эксплуатацию, так и строящихся. Для спуска подготовили специальные съёмные лестницы, между рельсами установили деревянные настилы. На станциях поставили тысячи лежаков и детских кроватей, постельные принадлежности люди обычно приносили с собой. В вагонах ночевали в основном женщины с маленькими детьми, старики и инвалиды.

Сотрудники метро заботились об освещении, отоплении и вентиляции, поддерживали запасы воды. На станциях были оборудованы питьевые фонтанчики и туалеты. Людям оказывали санитарную и медицинскую помощь — даже принимали роды. Милиционеры следили за порядком и выявляли тех, кто нарушал правила. Они также гасили пожары, вызванные «зажигалками». Делать это нужно было быстро: люди могли пострадать от дыма даже больше, чем от огня.

На станциях работали магазины и парикмахерские, а на «Курской» — библиотека. Для детей проводили уроки и трудовые занятия — учили шить, рисовать, лепить, собирать модели. Взрослых поддерживали концертами, кинофильмами и историческими выставками.

К лету 1942 года авианалёты на Москву стали редкими. В июне 1943 года на город обрушился последний снаряд. После этого над столицей пролетали лишь самолёты-разведчики, но официально метрополитен сохранял статус бомбоубежища почти до конца войны.

Правительство по достоинству оценило заслуги работников метро. Многие получили медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», а 18 сентября 1946 года коллективу Московского метрополитена вручили на вечное хранение Красное знамя Государственного комитета обороны. 

[1] ЦА ФСБ РФ, ф.3 ос, оп. 9, д. 6, л. 263–264.

[2] Там же. 

Спецпроект ко дню победы

Источник: https://www.mos.ru/news/item/9940073/

Вся правда о ядерном ударе. Спасут ли нас бомбоубежища?

метро как бомбоубежище

В последнее время мир лихорадит. И, хотя мы до последнего надеемся, что пронесёт и правительства всего мира смогут договориться, по спине время от времени пробегает холодок. А что, если нет? Лайф рассказывает, почему ядерное оружие — это страшно, но бояться его, терять сон и пить валокордин не стоит. А также что делать, в случае если всё-таки случится самое худшее.

Воскресное утро, вы встали пораньше и, пока город ещё не проснулся, завариваете на кухне чай. За окном неторопливо поднимается солнце, словно обещая удачный день.

Но что это? Сильнейшая вспышка света бьёт по глазам, спустя несколько секунд в доме вылетают все стёкла, а на горизонте кроме знакомого пейзажа виднеется растущий белый гриб ядерного взрыва. На улице надрывно завывает сирена гражданской обороны.

И чай невкусный, и есть не хочется, и нужно бежать Но куда и зачем? Где ближайшее бомбоубежище и ждут ли вас там? Поможет ли оно от современных бомб и правда ли, что на весь город хватит лишь одной атомной?

Старое и страшное

Стоит сразу заметить, что шансы полноценной ядерной войны минимальны. И российские, и американские штабы не раз проигрывали этот сценарий, убеждаясь в его разрушительности.

И, хотя концепция «ядерной зимы» так и не была достоверно доказана (в мире уже было проведено более 2000 ядерных взрывов, и катастрофических последствий не видно), жить на планете, которая безнадёжно испорчена радиацией, не хочет ни одна из сторон.

Поэтому всё о бомбах и бомбоубежищах, что вы прочитаете в этой статье, стоит считать лишь теоретическими упражнениями, которые никогда не понадобятся в реальной жизни.

На самом деле за последние пятьдесят лет ядерное оружие не претерпело сколь-нибудь серьёзных изменений. Соединённые Штаты Америки до сих пор успешно пользуются бомбами, созданными в 60-е годы прошлого века.

Меняются средства доставки, создаются новые ракеты и боеголовки, способные донести военный атом на территорию противника. Сама же бомба остаётся такой же простой и смертоносной, как и десятилетия назад. Чаще всего предполагается воздушный или наземный ядерный взрыв.

Именно его создадут боеголовки ракеты, прорвавшейся через систему ПВО.

Взрыв происходит в момент подрыва ядерного заряда у цели или падения его на поверхность.

При этом 50 процентов энергии идёт на образование ударной волны и воронки в земле, 30–40 процентов уйдёт в световое излучение, до 5 процентов — на проникающую радиацию и электромагнитное излучение, а около 15 процентов превратится в радиоактивное заражение местности.

Скорее всего, подрыв будет произведён в атмосфере, на небольшом расстоянии от земли, так достигается наибольшая разрушительная сила и эффективность. Например, в Хиросиме бомба была взорвана на высоте 600 метров над поверхностью.

Свет и удар

Самое страшное проявление взрыва — вовсе не гриб из поднятой пыли, а быстротечная вспышка и ударная волна. Именно они наносят максимум разрушений. Всё начинается со светового излучения, которое представляет собой поток лучистой энергии. Его источником является светящаяся область взрыва — нагретые до высоких температур и испарившиеся части боеприпаса, окружающего грунта и воздуха. Если боеприпас взорвался в воздухе, вы увидите шар, если на земле, то полусферу.

Именно световое излучение, температура которого достигает 7700 градусов, может сжечь попавших в зону поражения, оставив лишь тени на стенах.

Чёрноюморный анекдот советует в случае попадания в зону поражения светового излучения сделать из пальцев собачку, оставив на стене загадку для следующих поколений.

Область поражения световым излучением самая маленькая, но самая разрушительная, в ней не останется ничего живого по определению. Холодильник, в который прятался Индиана Джонс, также не поможет.

Кстати, длительность огненного шара очень невелика. Для тактического ядерного взрыва она и вовсе составляет три сотых секунды. Вы просто увидите мгновенную вспышку, и придёт очередь ударной волны. Большинство разрушений вызывается как раз ею.

Ударная волна представляет собой скачок уплотнения в среде, который движется со сверхзвуковой скоростью (более 350 метров в секунду).

При атмосферном взрыве скачок уплотнения — это небольшая зона, в которой происходит почти мгновенное увеличение температуры, давления и плотности воздуха.

Вот от ударной волны бомбоубежища помогают очень хорошо. Даже обычный подвал многоквартирного дома даст вам шанс выжить в случае попадания в зону поражения. Однако для начала нужно оказаться в подвале до того, как взрыв произойдёт, а вероятность этого велика только в том случае, если вы там квартируете.

Невидимые волны

Электромагнитное излучение опасно для техники, поэтому останавливаться на нём смысла нет. Просто, скорее всего, с попавших в зону поражения телефонов не будет уже возможности позвонить или сделать селфи. Их начинка окажется безнадёжно испорчена электромагнитным импульсом. То же стоит сказать и о современных машинах: завести их не получится.

Третьим фактором поражения, опасным для человека, является проникающая радиация, или — иначе — ионизирующее излучение. Радиус поражения проникающей радиации при взрывах в атмосфере меньше, чем радиусы поражения от светового излучения и ударной волны, поскольку она сильно ею поглощается.

Проникающая радиация поражает людей только на расстоянии двух-трёх километров от места взрыва, даже для больших по мощности зарядов.

Поэтому бояться её просто не стоит, уж если вы попали в область поражения воздухом, нагретым до семи тысяч градусов, опасаться проникающего излучения уже нет смысла.

Радиация

И уже после всего этого можно говорить о радиационном заражении местности. Радиоактивное заражение — это результат выпадения из поднятого в воздух облака значительного количества радиоактивных веществ. Три основных источника радиоактивных веществ в зоне взрыва — продукты деления начинки бомбы, не вступившая в реакцию часть ядерного заряда и радиоактивные изотопы, образовавшиеся в грунте и других материалах под воздействием нейтронов.

Именно этот фактор служит причиной острой лучевой болезни, от которой в Хиросиме и Нагасаки погибла едва ли не большая часть попавших под удар (по подсчётам — 80 000 человек), а спустя несколько лет общее количество умерших превысило 160 000 человек и, по некоторым подсчётам, подошло вплотную к 200 000 человек.

С радиоактивным заражением просто: если вы оказались после взрыва в помещении, где остались стёкла (а в Японии ударной волной окна выбило на расстоянии 14 километров от эпицентра), то можете закрыть форточку и оставаться дома.

Если есть возможность попасть в плотно закрытый подвал без сквозняков, лучше попасть туда. Зная, какие обычно в России подвалы, проще остаться дома, постаравшись заклеить и закрыть все возможные вентиляционные отверстия.

Не нужно мучить себя питьём йода в том виде, который лежит у вас в аптечке: он не поможет. Лучше откупорить бутылочку вина и успокоиться.

Кроме того, большинство ядерных боеголовок в настоящий момент термоядерные, они относятся к так называемой чистой категории ядерного оружия. Специалисты считают, что уже спустя несколько часов радиационный фон уменьшится настолько, что начнётся эвакуация. Поэтому радиации стоит бояться меньше, чем других поводов.

Бежать ли в бомбоубежище?

Увы, но рассказы о бомбоубежищах как о хорошей защите от ядерного взрыва — скорее лишь сказки для самоуспокоения. Для того чтобы бомбоубежища действительно эффективно сработали, требуется, чтобы на момент взрыва люди уже находились там.

Порождения Второй мировой войны, они по-прежнему эффективны при обычных артобстрелах и бомбёжках, в этом можно убедиться, посмотрев репортажи с Украины.

Однако в случае полномасштабной ядерной войны система ГЗ, скорее всего, просто не успеет отработать, люди не добегут до укрытий, в конечном счёте это приведёт к ещё большему количеству смертей.

Кроме того, как показывают современные исследования, инвентаризацией было установлено наличие в казне Российской Федерации 16 271 объекта защитных сооружений, государственное финансирование на содержание которых не осуществлялось на протяжении более 20 лет.

На данный момент большинство из них просто закрыты, не функционируют, там нет воды и запаса пищи, чтобы пересидеть положенное время для уменьшения влияния радиационного заражения.

Надеяться на них просто нет смысла, да и, как уже говорилось, шанс попасть туда вовремя исчезающе мал.

Плохие новости

Жители Москвы и Санкт-Петербурга, для вас немного плохих новостей. В случае полномасштабной ядерной войны ваши любимые города станут основными мишенями для ядерных ударов наряду со стратегическими военными объектами. Жители Москвы могут надеяться на противоракетную оборону столицы, однако, скорее всего, её просто не хватит в случае нескольких сотен боеголовок, летящих в самое сердце нашей родины.

Жители остальных городов — тоже не расслабляйтесь. Если у вас в городе есть серьёзные военные или стратегические предприятия, то ракеты нацелены и на ваш город тоже. При этом, в отличие от москвичей, даже мизерного шанса сбить их на подлёте нет — как упадёт, так упадёт.

Страх сильнее бомб

Также ещё раз хотим напомнить: самое губительное воздействие ядерного оружия — психологическое. По общему мнению специалистов, к наиболее серьёзным и продолжительным последствиям Чернобыльской катастрофы относятся последствия социально-психологического характера. Страх, тревожность, боязнь лучевой болезни убили гораздо больше людей, чем пострадало от радиации.

Боязнь ядерного взрыва, который, я надеюсь, никогда не произойдёт ни над одним из городов нашей уютной и небольшой Земли, убивает вас уже сейчас. А война с полномасштабным применением ядерного оружия, мы надеемся, не наступит никогда. Перестаньте волноваться и допивайте свой утренний чай. Здоровья и мирного неба над головой!

Источник: https://life.ru/1106846

Можно ли действительно выжить в Метро?

Всеобщий конец может наступить от чего угодно: ядерный взрыв, утечка какого-нибудь Т-вируса, массовый катаклизм, падение астероида или от многих других прелестей, которые мы пережили, проходя кучи постапокалиптических игр. Но вот вопрос, если это произойдет в реальности, куда деваться? В наших любимых играх разработчики предлагают нам уйму воспаленных решений, но часто все сводится к одному – зарыться под землю и сидеть там пока апокалипсис не закончится, либо пока не сдохнем сами.

В серии Метро по романам Дмитрия Глуховского картина тотального отечественного апокалипсиса, от которого люди скрылись в московском метрополитене, выглядит сурово, а как говорится: сурово – значит реалистично и правдоподобно.

Вон, смотрите, Артем в Metro Exodus пережил катастрофу, взял и спокойно себе сел на поезд, да и поехал мир исследовать.

Наигравшись в последнюю часть Metro, мы решили проанализировать, применив наши мега геймерские знания по выживанию, можно ли скрыться в метро от ядерной катастрофы?

Купите жетон, чтобы выжить

Когда настанет судный день, и все нормальные бункеры, коих на Земле достаточно много, будут заняты привилегированными членами общества и политическими верхушками – нам, обычным людям, придется искать другие способы спастись.

Как вариант, можно забежать в те многочисленные подвалы со ржавыми дверями и полустертыми надписями «бомбоубежище», которые есть в девятиэтажках, но не факт, что вы сможете их открыть, или как минимум закрыть, да и маловероятно, что данное помещение хоть как-то поможет вам выжить.

Поэтому, пока фанаты Fallout будут с возбуждением натягивать на себя синие комбинезоны, все фанаты игр от 4A Games побегут в метро. Решение довольно логичное, ведь подземка имеет обширные размеры, чтобы вместить туда большое количество людей.

Кроме того, это не подтвержденная информация, но все же, во времена Второй мировой войны в Москве, как и в других больших городах СССР, были созданы [и черт его знает, может, существуют сейчас] целые сети секретных линий метро. Естественно, по официальным данным ничего подобного не существует и где именно их местоположение – неизвестно. Но при этом, правительство за все время с 1991 года не подтвердило, но и не опровергло эту инфу.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Кто такой составитель поездов

Если говорить о Москве, сети окрестили названием «Метро 2» или Д-6. По различным данным они соединяют Кремль с другим государственными учреждениями и бункерами, которые были построены еще давным-давно. Предназначены они были в первую очередь для эвакуации, именно поэтому тесно соединяются с бункерами по всему городу.

Вход замаскирован, и неприметная дверь на какой-либо станции на самом деле может вести далеко вниз к секретной линии. Вся система строилась однопутной, нет вентиляционных шахт, в отличии от обычного метро, промежуточных шахт также нет. Но все это, конечно, очень спорная, аля консперологическая информация.

В теории, переждать атомный взрыв в метро вполне реально. А само московское метро действительно может приютить огромное количество людей, а если предположить, что всякие тайные линий Метро 2 существуют – то еще больше. Многие центральные станции оборудованы гермозатворами, что поможет полностью изолироваться от реального мира.

Темнота, сумасшествие и потоп

Окей, в теории все выглядит хорошо. Но сможет ли человечество выжить под землей в принципе? Вряд ли в самом метро всегда будет гореть свет, и подаваться электричество. То бишь, мы в кромешной темноте под землей. Хорошо, допустим мы со временем сможем частично восстановить освещение, но мы там вообще, извините, головой не двинемся? У ученых есть ответ на этот вопрос. В 1976 году группа чехословацких исследователей из пяти человек спустились в пещеру, чтобы провести там полгода.

Цель исследования – узнать, сможет ли человек поддерживать в подземном, замкнутом пространстве свой обычный 24-часовой ритм жизни или же организм начнет перестраиваться под новые условия существования.

Их снабдили всем необходимым: продуктами, средствами гигиены, провели туда низковольтную электростанцию для освещения и телефонную линию.

Чтобы участники не отупели, им нужно было играть в разные игры по типу шахмат, решать головоломки и математические задачи. Главное, чтобы они не могли следить за временем.

Вначале все было хорошо, и они жили в ритме 24 часов. Позже, начали происходить изменения. Исследователи сменили свой биоритм, они спали по 18 часов и были активны 22 часа [их день состоял из 40 часов]. На 12-тый день их начал раздражать свет лампочки, они стали лучше ориентироваться в темноте, опираясь на тактильность, у них развилось обоняние и слух. «Ура, эволюция!» – скажете вы, но нет.

Эксперимент кончился очень плохо. К пятому месяцу испытуемые начали подавать признаки сумасшествия. Они рассказывали, что слышат странные звуки, что встречают необычных существ, которые говорят с ними. Хотя микрофоны, которые были в пещере, ничего подобного не засекали. Остальная группа на поверхности решила, что у их коллег начались галлюцинации. К 173 дню испытуемые не вышли на связь.

За ними отправилась группа спелеологов, но она нашла лишь одного человека, пребывающего в глубокой депрессии. По заключению, остальные члены группы спустились в нижние части пещеры, где и погибли.

Для объективности я скажу, что подобные эксперименты проводились еще и показывали, что жизнь под землей возможна [никто больше не умирал]. Кроме того, метро – это не пещера, а теоретическое убежище. Так ведь? Частично, ведь в нем нам грозит другая опасность – затопление. Но об этом позже.

Некрополитен

Перейдем к практике. Если ты видишь большой ядерный гриб, то настало время для того, к чему тебя так долго готовили Fallout и Волт Бой. Подними свой большой палец и направь в сторону гриба, если твой палец его полностью закрывает – ты временно вне зоны поражения, поэтому беги со всех ног к ближайшей станции метро, если есть такая возможность.

Если гриб больше, что же, дорогой гражданин, примите, пожалуйста, удобное положение для смерти, попутно занимаясь своим любимым делом, дабы конец существования не казался настолько ужасным. Попутно можете посчитать до десяти или послушать приятный нью-эйдж или лоу фай хип-хоп, чтобы расслабится и принять свою участь [черт, так сказал, будто я Глэдос].

А если серьезно, то как ты возможно поманишь из уроков ОБЖ, наш дорогой геймер, ядерный взрыв состоит из: ударной волны, светового излучения, электромагнитного импульса и радиоактивного заражения. Поэтому, если ты оказался в метро оповещений об ударе до того как он случился, тебе ничего не грозит. Но тут тебя настигнет очень жестокая реальность, которая куда страшнее той, что ты видел в серии игр Metro.

Не ты один догадаешься, что можно выжить в метро. Там будут тысячи людей, которые в панике, пытаясь спуститься под землю, будут сбивать друг друга с ног давить детей, инвалидов и тех, кто упал на пол.

Даже если ты смог выжить в этом, и избежал взрыва, ударной волны и радиации, электромагнитный импульс вырубит весь ток, свет в метро погаснет и начнется вторая волна паники, в которой погибнет еще больше людей. Но и это не конец, помните я говорил про потоп? Так вот, насосы, которые откачивают подземные воды, остановятся и начнется затопление.

Люди будут тонуть и тянуть за собой в надежде спастись других людей. Те, кто выживут не смогут долго находимся в помещении, где гниют трупы и попытаются выбраться наружу, где умрут от радиации. Вот такой Exodus тебя ожидает.

Станция на тот свет

Несмотря на обширные территории метро, которые могут вместить кварталы граждан – очень велика вероятность, что при данном раскладе люди спускаются в свою могилу. Но если так вышло, самый лучший вариант, скорее всего [извините за неоднозначные советы, мы тут про игры вообще пишем и современные технологии], отделиться от людей в поисках более безопасных мест под землей и надеяться, что возможно Метро 2 существует. Чисто теоретически в метро можно выжить, но придется пройти через Ад.

Но на самом деле вероятность подобного исхода крайне мала и точно знать, что делать – мы не можем. Однако, пусть подобные страхи остаются лишь в играх, глядя на которые мы будем понимать, что наша жизнь при всех проблемах бесценна.

Источник: https://www.playground.ru/metro_exodus/mozhno_li_dejstvitelno_vyzhit_v_metro-339871

Где прятаться? Какие условия в бункере? А что брать из еды? Российские СМИ потихоньку готовятся к ядерной войне — Meduza

Ситуация в Сирии напряженная: правозащитники сообщали о химической атаке, которая грозила новыми санкциями против России; Россия обвиняла Израиль в бомбардировке базы сирийских правительственных сил; США приготовились нанести удар по Сирии. На этом фоне российские СМИ начали выпускать материалы, посвященные возможному военному конфликту России и США, — например, о том, какие продукты брать в бомбоубежище. Вот о чем говорилось в этих публикациях и сюжетах.

«Россия 24»

Сюжет канала «Россия 24», вышедший вечером 10 апреля, широко цитировали в СМИ и соцсетях. Зрителям сначала рассказали о «раздувании истерии» о грядущей Третьей Мировой, а затем все же дали ряд советов для тех, кто «поддался панике».

В сюжете рассказывается о том, какие продукты стоит и не стоит брать с собой в бомбоубежище. Главный вывод: придется обходиться без сладостей, так как они усилят жажду, а вода — самый ценный ресурс.

«Лайф»:

«Лайф» утром 12 апреля опубликовал подборку советов по выживанию после ядерного удара. В начале статьи тоже говорится о «приступах страха и истерии» в соцсетях по поводу возможного начала «ядерного апокалипсиса»; автор признает, что «градус паранойи в воздухе резко повысился».

В материале советуют укрываться в метро — но подойдут для этого, по мнению издания, далеко не все станции. «Вам нужны станции глубокого залегания, которые оборудованы задвигаемыми дверями и хорошей системой вентиляции. Среди глубоких станций можно отметить „Адмиралтейскую“ в Санкт-Петербурге и станцию „Парк Победы“ в Москве», — говорится в статье.

47news.ru и «Фонтанка»:

Петербургское издание 47news выпустило в ночь на 12 апреля репортаж из бомбоубежища (точнее, из «защитного сооружения гражданской обороны на 1200 укрываемых»), а родственная ему «Фонтанка» частично перепечатала материал. В нем рассказывается о том, в каких условиях придется сидеть и лежать людям (на лежаках деревянные подголовники и нет матрасов), а также насколько надежно убежище.

Появление обзора автор объясняет так: «Раз уж в заголовках между Путиным и Трампом замелькало слово „война“, то мы спустились в убежище для мирного населения».

«Московский комсомолец»:

Еще один материал о бункерах вышел 11 апреля в «Московском комсомольце». Главное, что интересовало автора, — сколько будет стоить строительство убежища. Как рассказал собеседник издания, «специалист по защитным сооружениям», на более-менее полноценный бункер придется потратить не меньше пяти миллионов рублей.

«Мойка78»:

Обзор петербургских убежищ подготовило и другое местное издание — «Мойка78». Материал посвящен вариантам, которые продаются и сдаются на сайтах объявлений. Так, автор нашла подвал за 358 тысяч рублей в месяц и бомбоубежище за 125 миллионов рублей. Как и в других таких материалах, интерес к теме «Мойка78» объяснила «накаленной международной ситуацией» и заявлениями президента США Дональда Трампа.

Источник: https://meduza.io/shapito/2018/04/12/gde-pryatatsya-kakie-usloviya-v-bunkere-a-chto-brat-iz-edy

Можно ли спастись в метро от ядерной войны?

Книги и игры серии «Метро» приучили нас к мысли: подземка спасает в случае ядерной войны. Метро-убежище — настолько расхожий образ, что нельзя не задуматься: так ли это на самом деле? Правда ли метрополитен может выручить в случае апокалипсиса или это выдумка сценаристов? Сейчас выясним!

Под землей, но не в могиле

Чтобы сказать наверняка, выдержит ли метро ядерную войну, нужен пример из действительности. Разумеется, история еще таковых не знает — зато есть иные, где подземка хорошо зарекомендовала себя.

Так московское метро спасало жителей столицы еще во время Великой Отечественной.

Если верить слухам, у товарища Сталина в распоряжении даже была собственная отдельная ветка: пресловутое «Метро-2» должно было эвакуировать высший кадровый состав страны, если бы немцы захватили Москву. Эта легенда, кстати, играет важную роль и в «Метро 2033».

Больше невзгод выпало лондонскому метро: еще в Первой Мировой оно пострадало от вражеских цеппелинов. В следующей войне на смену дирижаблям пришла более совершенная техника, но метро все так же защищало британцев от бомбежек. И, хотя поначалу государство было против такого использования метрополитена (не в последнюю очередь из-за давки 1943 года на станции Бетнал Грин), он продолжал служить убежищем простому народу.

Лондон во время бомбардировок

В конце концов власти все же осознали, какое сокровище у них под боком — и даже начали помогать гражданам, бесплатно раздавая билеты. Более того, государство облюбовало некоторые станции под офисы: как военные, так и обычные клерки стали работать под землей. И это не единственное сходство с романом: часть фабрик тоже перенесли под землю, там же хранили экспонаты из Британского историко-археологического музея. В общем, на лондонских станциях жизнь кипела не хуже, чем в романах Глуховского!

Теория большого взрыва

С тех пор минуло полвека, и цеппелины с самолетами не кажутся самой серьезной угрозой. На смену им пришло другое и куда более смертоносное оружие — ядерное, биологическое и химическое. Такие подарки вкупе с межконтинентальной курьерской доставкой внушают настоящий ужас.

В случае ядерной угрозы подойдет далеко не любое убежище: оно в первую очередь должно суметь защитить людей от ударной волны и обрушенных ею домов. Спасти от этого могут лишь по-настоящему прочные конструкции стен, покрытий, защитно-герметических дверей и прочего. Разумеется, построить все это дело проще под землей, где вас так же не достанет и световая вспышка.

Ядерный взрыв, может, и выглядит впечатляюще, но смотреть на него вы точно не хотите: его свет вызывает слепоту и обжигает кожу.  Следом за ударной волной нагрянет вездесущая радиация, и спасти от ее цепких лап может лишь хорошо закупоренное помещение, фильтрующее проникающий воздух. Такие меры сработают не только с ядерным, но и химическим, биологическим оружием.

Японская Хиросима после ядерной атаки

Мало просто пережить ядерный удар — нужно как-то жить в новом пристанище. Чтобы там работала вытяжка и был свет, требуется электричество, а вместе с ним — хотя бы самый захудалый двигатель с генератором. Топливо нужно не только механизмам, но и человеку — то есть заранее заготовленная еда и вода. И не стоит забывать, что человек крайне эффективно перерабатывает продукты питания в экскременты, а значит, без полноценных туалетов не обойтись!

Больше чем общественный транспорт

Так вот, все перечисленное и правда есть в метро. В это можно и не поверить, ведь для обывателя подземка — лишь быстрый способ переместиться из точки «А» в точку «Б». На самом же деле метрополитен выполняет и другую задачу — объекта гражданской обороны, где обычные люди могут спастись, когда с неба начнет сыпаться оружие массового поражения.

Как сообщает неофициальный сайт московского метро, начиная с 50-х годов прошлого века, метро строили с учетом противодействия новейшему оружию. То есть высокоэффективных атомных, химических и биологических снарядов.

Опасаясь их, предусмотрительные прадеды установили вентиляцию, фильтрующую воздух, а также двери-гермозатворы. Простой народ зовет их «гермухой», не выказывая должного уважения. А ведь гермозатворы сторожат нас даже сейчас, в мирное время, оберегая от затопления тоннелей.

Так, если случится наводнение или прорвется плывун, «гермуха» прикроет пассажиров.

Большая железная дверь на рельсах — главное, чтобы не заклинила

Во время войны гермозатворы справятся с ударной волной — даже для этого он достаточно крепкий. Правда, насколько именно он надежен — закрытая информация. Выдать ее общественности — рассказать врагу, насколько мощным должно быть его оружие.

Так что просто поверим на слово: взрывную волну двери выдержат. Они же, кстати, укроют и от радиации. Чтобы противостоять последней, предусмотрен тамбур — иначе говоря, помещение между двумя гермодверями.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как выглядит сидячий вагон в поезде

Одна из них всегда остается закрытой, чтобы не пустить излучение внутрь.

У метро есть и другой, не менее важный признак убежища: в нем можно жить. Хотя бы непродолжительное время. Ну случай, если городскому питанию придет конец — пробудятся дизельные электростанции.

Для бесперебойной работы подземки их недостаточно, зато должно хватить на свет и вентиляцию. Свет будет, так что вполне возможно, вам даже не придется расставаться со старой привычкой — читать в туалете.

Да, кстати, туалеты в метро тоже есть: они находятся на перегонах и не используются в мирное время. Как и душевые с запасами питьевой воды.

Тяжело в учении — легко в бою!

Работники метро в курсе, что работают в большом убежище, которое в мирное время подрабатывает общественным транспортом. В случае войны каждый из них знает, чем заняться: одни направляют поток людей, другие помогают раненым, третьи закрывают гермодвери — и так далее.

Эти знания регулярно поддерживаются практикой. И если до присоединения Крыма и накаления мировой политики учения по гражданской самообороне могли казаться ненужной профилактикой, то сейчас они обрели другой смысл.

В мире по-настоящему не спокойно: в любой момент может произойти что-то страшное, и метро должно быть готово к этому. Недаром 1-го сентября 2014 года статус московской подземки расширили до стратегического убежища.

Как писал «Лайф», тогда же составили план всех входов-выходов, эскалаторов, лифтов и оборудования, а также проверили системы энерго-водо- и воздухоснабжения.

В плане поддержки боевой готовности у метро есть огромный плюс перед другими убежищами, коих десятки тысяч по всей России. Мы не в курсе, кто владеет этой кучей бункеров, многие из которых тоже зарабатывают в мирное время — играя роли парковок, подвалов и даже квеструмов. В метро же собственник хорошо известен, и если обнаружатся какие-то нарушения, то всегда знаешь, с кого спросить. 

Убежище не для всех

Как мы выяснили, метро — это отличное убежище. Но даже у него есть недостатки, самый очевидный из которых — его отсутствие. Жители всего лишь семи городов России, исключая погрешность в виде Волгограда с его подземным трамваем, смогут почувствовать себя как в романе Глуховского. Это Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Новосибирск, Самара, Екатеринбург и Казань.

Даже если у вас в городе есть метро, не каждая из его станций сгодится для укрытия от ядерной войны. Под роль бункера больше подойдут наиболее глубокие остановки — и то, если на них есть гермодвери. В этом плане надежнее всего подземки, построенные до 1980 года.

Потом наступили девяностые — тогда денег не хватало на все. Где-то, как в Казани, пренебрегли безопасностью на случай апокалипсиса и не все станции снарядили должным образом.

Более того, некоторые их них просто невозможно защитить от взрыва и радиации: одна расположена над землей, а две других тут же падут из-за стеклянных атриумов.

Стеклянный атриум в казанском метро — красивый, но от радиации не спасет

Предположим, что оба условия соблюдены: в городе есть метро, готовое к апокалипсису. Не спешите радоваться, ведь добежать туда надо будет менее чем за 13 минут. Потом входы в бункеры закроют шлюзами, а опоздавших отправят созерцать расцветающие ядерные грибы.

Метро быстро закроется, вовсе не потому что его работники злые или мест на всех на хватит. Это вопрос выживания: межконтинентальная боеголовка, пущенная из США, долетит до России за 25-30 минут.

В случае ракет средней дальности времени и того меньше: до 12 минут! Работники метро просто не могут рисковать и ждать дольше. 

Предположим, вы не только живете, где надо, но и поспели меньше, чем за 10 минут. Не надейтесь долго отсиживаться в метро: оно не предназначено, чтобы в нем жили больше 2-3 дней.

В отличие от «Метро 2033», укрывшимся вряд ли удастся построить новое общество под землей: они будут заняты мольбами, чтобы радиационный фон спал до приемлемых для дальнейшей эвакуации значений.

Продержаться больше двух-трех суток можно лишь, если обитателям метро подсобят медики, спасатели, пожарные, а также сотрудники службы снабжения. Все они укроются в специальных бункерах, и кроме них никто не поможет гражданских едой и другими припасами.

Кстати, забудьте обо всем вышеперечисленном, если боеголовка прилетит прямо в метро. В этом случае ничего не поделаешь: мгновенная смерть, фонящая воронка в качестве могилы и долгое ожидание респауна. Конечно, специально никто не станет целиться в метро: есть более важные цели. Например, шахты с боеголовками, которые нанесут упреждающий, либо ответный удар. Но от роковой случайности не защищен никто.

Остается лишь надеяться, что никакой глобальный конфликт нас не ждет и страны не станут обмениваться ядерными ударами. Да и вероятность этого, если честно, не так уж и велика: со времен Второй Мировой изменилось многое, а классическая война уступила место информационной и гибридной. Но в случае чего, метро готово выступить для людей последним убежищем. Гораздо менее долговременным, чем в «Метро 2033».

Источник: https://gameguru.ru/articles/mojno_li_spastis_v_metro_ot_yadernoy_voyny/view.html

Метро как бомбоубежище: использование метрополитена

Уже давно не секрет, что в военное время в качестве убежища используется метрополитен. Московское метро не может обеспечить равнозначную защиту на всех своих ветках, что связано с разными степенями обустройства каждой станции.

Для лучшей ориентации, метрополитен изображается на карте разными цветами, различающимися степенью безопасности – глубиной, использованием шлюзов и другими факторами. Каждый цвет имеет свой гермозатвор с определенной степенью герметичности. Что такое гермозатвор и для чего он нужен в бомбоубежище – рассмотрим подробнее.

Зачем нужен гермозатвор в метро?

Метрополитен всегда оборудуется гермозатвором для предотвращения неприятных последствий внештатных ситуаций. Гермозатвор – двери, закрывающиеся герметично, перекрывающие тоннель, вестибюль, шахту или вентиляцию метрополитена в военное время или при угрозе жизни людей. В документации гермозатворы называются металлоконструкциями.

Установка такого оборудования необходима не только для герметизации внутренних помещений от улицы, но и для разделения всей системы метро на несколько секций. Каждая секция именуется УАЖ, как участок с жизнеобеспечением автономного типа. Все секторы могут использоваться как убежище для людей вне зависимости от состояния соседней территории.

Тоннельные гермозатворы

Самыми интересными в плане конструкции являются тоннельные гермозатворы. Любой подобный механизм сделан как дверь из железобетона или металла, причем чаще выбирается именно стальная дверь. Состав гермозатвора любой конфигурации всегда одинаков:

  1. дверное полотно;
  2. оклад двери, сделанный из стали и бетона. Именно к нему герметично прилегает дверное полотно;
  3. привод открытия обеспечивает раскрытие гермозатвора при необходимости. Большая часть крупных затворов сделана с механическим устройством открытия, а в маленьких они открываются сотрудниками метрополитена;
  4. устройство замка представляет собой систему ригелей, которые прижимают затвор к устроенному окладу. Визуально это напоминает дверной замок стандартной конфигурации, но гигантских размеров. Закрытие двери производится специальным приводом и носит название герметизации. Привод работает в трех режимах – открытие, закрытие и герметизация;
  5. полоса уплотнителя по периметру гермозатвора позволяет полотну максимально плотно прижаться к окладу. К обустройству этот элемент нее обязателен, поскольку многие затворы работают плотно и без него.

Что означают разные цвета на схеме метро?

Все линии метрополитена имеют свой цвет, при этом непосвященные жители считают, что это сделано исключительно с точки зрения удобства визуализации. На самом деле каждый цвет означает определенную степень защиты и глубину пролегания ветки под землей.

Метрополитен окрашен в следующие цвета:

  • синяя ветка имеет максимальную степень защиты и находится на самой большой глубине под землей. Метрополитен в этом случае оборудован двойными гермозатворами;
  • зеленая ветка отличается достаточной защитой, поддерживающейся стандартным гермозатвором. Проходит на средней глубине;
  • ветка метро желтого цвета указывает на недостаточную защиту – гермозатвор стоит штатный, залегания под поверхностью земли еще меньше, чем в случае зеленой ветки;
  • красная ветка практически незащищена. Ее станции находятся частично на поверхности и не оборудованы герметичными затворами.

Использование метро в качестве убежища при ядерной войне

Как указывают специалисты, при ядерном взрыве гигантской мощности в современных условиях никакое здание в определенном радиусе не устоит. При этом степень защиты или гермозатвор не имеет значения, даже укрепленные бункеры не защитят людей от воздействия радиации.

Метро не оборудовано кладовыми с медикаментами и продовольствием, что необходимо для длительного укрытия населения внутри. Если проводится атака большого масштаба, то на поверхности уничтожается почти вся инфраструктура. Высвобождающийся электромагнитный импульс уничтожает все электронное оборудование, поэтому внутри будет недостаточно света. Максимум освещения можно извлечь только из аварийных генераторов, срок службы которых не так велик, как хотелось бы.

Также на поверхности могут возникнуть электрические потенциалы от всех конструкций и предметов из металла. При таком воздействии выходит из строя и вентиляция, поэтому в герметичном помещении население долго не сможет находиться без свежего воздуха. Гермозатвор не допускает проникновения потоков воздуха.

Ударная волна может разрушить некоторые конструкции в самом метро или его поверхностных опор. Все, что находится над метро, станция или наземная постройка, может быть довольно быстро разрушено. Часто возле метро устанавливают торговые точки, которые блокируют большую часть выходов вентиляционных каналов.

Если правильно организовать и выполнить все защитные меры и поддерживать гражданскую оборону в нормальном состоянии, то метро действительно выступает как надежное укрытие. К тому же, через 49 часов радиация спадает в 100 раз, что позволяет уже появляться людям на поверхности. Это время можно провести в закрытом помещении без еды и воды, при условии, что человек относительно здоров.

Историческая справка

Московское метро, как и метрополитен любого города, тесно связан с историей. Это не только привычный и удобный вид транспорта, но и архитектурный памятник. Сделать такие выводы позволяет история. Во время Великой Отечественной войны метрополитен стал городом под землей, в котором москвичи укрывались от атак с воздуха. Здесь проводились концерты и собрания правящей партии, устраивали госпиталь, библиотеку и множество других мероприятий.

Историческая справка московского метро указывает на систему из 21 станции, расположенных по трем линиям (на момент 1941 года). Кировский радиус содержал 10 станций (сейчас линия Сокольническая), 6 станций на Покровском радиусе (сейчас Арбатско-Покровская) и 5 станций в Горьковском радиусе (ныне Замоскворецкая). Подземный транспорт необходимо было развивать по плану, утвержденном правительством.

Как только немцы отошли от города и прекратились авианалеты, началась реконструкция. В 1943 году открыли три станции на Горьковском радиусе, через год -4 станции на Покровском. На каждой из этих станции стоят памятные таблички. Четвертая очередь в совершенствовании метрополитена – Кольцевая линия, разгружающая Садовое кольцо, началась также в период ВОВ.

Варианты использования метро в военное время

Использование московского метро в качестве бомбоубежища довольно спорно. Одни специалисты считают, что такой вариант был учет в проектной документации, вторые считают, что мера такой эксплуатации была вынужденной. В любом случае, глубины сооружения и его прочности хватило, чтобы защитить население от ударов авиацией с воздуха. Метрополитен планировалось сделать газоубежищем, чем правительство занималось вплоть до начала военных действий в 1941 году.

Метрострой обязан был обустроить в метрополитене газоубежище для жителей. В августе материалы кончились, и обустройство заморозили. В 1942 годы с наступлением немцев были срочно найдены необходимые материалы и возобновили все работы. Рассчитано помещение было по планам на 650 тысяч жителей.

Химическое оружие так и не было использовано, но авиаудары были постоянными. Тревога включалась очень часто, хотя многие сигналы были учебными. При первом налете сотрудники безопасности смогли эвакуировать более пятисот тысяч людей. Авиа атака разрушила наиболее уязвимые места конструкции (тоннель, трубы к водопроводу). Погибло 14 человек, но больших жертв не было.

Московское метро в годы Великой Отечественной Войны

Регламента по использованию метро как бомбоубежище не было, пока в 1941 году не было издано одноименное постановление. Его общий характер не указывал порядок использования, очередность запуска населения, в частности детей или женщин, многие моменты оставались в ведении администрации метрополитена.

Организационные вопросы были решены довольно успешно – население размещалось в тоннеле и на платформе, в качестве спуска использовались лестницы съемного типа. Для безопасности и большей вместимости между рельсами были сделаны настилы из досок. Внутри станции оборудовали постели и кровати, белье люди приносили с собой. Как правило, внутри вагона размещали наиболее слабое население – пожилых людей и женщин с детьми.

Что находилось внутри бомбоубежища-метро?

На усмотрение администрации оставались многие вопросы обустройства бомбоубежища в метрополитене. Была сделана вентиляция, проведено отопление, поставлялись запасы еды. В каждой станции оборудовались питьевые фонтанчики с водой, были в наличии туалеты. Население чувствовало себя в таком укрытии комфортно, присутствовала медицинская бригада, которая оказывала не только санитарные процедуры, но и медицинские операции, принимала роды.

Милиция осуществляла контроль за порядком, пресекая любое нарушение правил. Часто пытались развести огонь, что было крайне опасно в таком замкнутом помещении, повсеместно возникали небольшие пожары, которые тушили сами люди.

Внутри находились даже магазины и небольшие парикмахерские, были сделаны несколько библиотек. Для маленьких детей делались занятия по труду — они шили и занимались лепкой, собирали модели и рисовали. Для взрослых организовывали концерты или выставки с историческим экскурсом, крутили киноленты. В 1943 году был последний авиаудар, после которого бомбежки прекратились.

Метрополитен сохранил свой статус бомбоубежища до самого окончания войны. Все сотрудники метрополитена получили награды и медали, в 1946 году коллектив московского метро был награжден Красным знаменем Комитета обороны за сохранение жизней и огромный вклад в Победу.

Московское метро никогда не будет прежним

Источник: https://ProPodval.ru/stroitelstvo/bomboubezhishhe/kogda-ispolzuyut-metro-kak-bomboubezhishhe.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Общественный транспорт
Кавз 3271

Закрыть